Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

watashi

***

Мышка с лягушкой встречаются в узкой канавке.
Ил в глубине, как зелёные нежные сливки.
Мышка заводит своё - про целебные травки.
В теле лягушки дрожат насекомые гифки.

Солнце становится маленьким розовым шаром,
катится в милые лапки к несносным обжорам.
Ждут на корнях спиногляды, разящие жалом.
Бедная мышка, не быть ей коммивояжёром.

Жар, слепота, появление острых мурашек.
Вниз опускаются мушки танцующих мошек.

И шепчет лягушка: ну-ка, бросай саквояжик.
Где там твой ножик?
watashi

***

пред выходящими входящий -
как зверь у незнакомой чащи
у зверя времени в обрез
он озирается неловко:
какая это остановка?
ему в ответ: бирнамский лес

бледнеет, за сердце когтями,
сражён такими новостями -
куда несёт меня, бог весть!
и, сделав перегруппировку,
лес отвечает: на зимовку
зверь, не желаешь ли присесть?

все мельтешат, меняют позы
под масками из целлюлозы
свои похожи на чужих
скулит и мается животный
но гуще запах путеводный
очнись, конечная, мужик

харе конечностями дёргать!
и отползает зимний дёготь
и зверь, стряхнув тяжёлый сон,
несётся к солнечным жеодам

как тот, кто был воскормлен мёдом
и млеком рая напоён
watashi

собачки

Сдохла собачка, знакомая льва,
клетки его приживалка.
Тонет Муму.
А Каштанка - жива.
Эту, пожалуй, не жалко.

Жалости мало, её недобор.
Бойся себя, холодея.
Дважды шепнёшь:
"мутабор, мутабор" -
не превратишься в злодея.

Всё это зло - от нехватки добра.
Верю: найдётся заначка,
и не облает при встрече тебя
Павлова,
тоже собачка.
watashi

Кот, выигранный в лот

Переношу из ФБ сюда.
Шибановские "Библиографические записки" - издание известное, но не поделиться найденным текстом я не могу:) Потому что текст - про котика 18 века. И.Е. Забелин опубликовал его в февральском номере БЗ, в заметке о памятниках простонародной литературы, и это как бы дополнение к народным картинкам, описанным у Ровинского. Комментарий историка следующий: Забелин высказывает предположение, что лубок - это вид первоначальной русской простонародной литературы, из которого под влиянием книжной грамоты затем родилось то, что он называет книжной виршей. "Эта грамотность с грехом пополам, забывши вовсе народный стих былинный, усвоила себе в замен этого стиха книжную виршу и все свои писания для забавы и увеселения возделывала по этому образцу". В качестве примера такого рода виршей Забелин публикует три "небольшие статейки, составляющие повидимому списки с листов лубочной печати, которых уже не существует". Среди них находится и "Повесть о сером и добром коте", которого хозяин разыгрывает в лотерею.

ПОВЕСТЬ О СЕРОМ И ДОБРОМ КОТЕ
Благородным господам сим объявляю: что я влот серого кота проиграть желаю:
Для общего нашего увеселения, возъимел до вас сия предложения.
Оной кот многим наукам обучен; но ныне от меня будет отлучен.
О ево находящейся искусной науке кто выиграет не будет вскуке.
Понеже находится уже при старости; а мышей не ловит всвоея дряхлости.
Collapse )
watashi

семейство

И небо ещё не прошло калибровку,
и мир на земле, и свобода в раю.
Адам получает в подарок коровку,
лошадку, барашка, собачку, свинью.
И с этой минуты - ни складу, ни ладу.
Забавы и игры деля пополам,
во всех закоулках эдемского сада
компания сеет весёлый бедлам.
Такие затеи Крылову с Эзопом -
и то невдомёк, выносите святых!
Вприскочку по кочкам, по полю галопом,
и кубарем наземь, и в реку бултых.
Так шумно и тесно, что Господу ясно:
он должен немедля вернуть тишину,
и твёрдой рукой прекратить хулиганство,
и сделать Адаму... допустим, жену.
Расчёт не подвёл. Сотворённый с любовью,
подобный подарок поди не прими.
Домашних животных растёт поголовье,
но сердце мужчины - с женой и детьми.
Другим уступая нагретое место,
где все пребывали до нынешних пор,
уходит звериное наше семейство:
скотина - в сарай и собака - во двор.
Немного обидно, но некуда деться.
И только единожды, под Рождество,
домашние звери встречают Младенца,
собравшись вокруг, согревают его.
Касаясь боками, столпятся неловко,
стеснительно шепчут: "Мы тоже семья
потомку Адама..." Лошадка, коровка,
собачка, барашек и даже свинья.
watashi

кавель

- Где брат твой, Авель? - молвит бог. -
В его пушистый тёплый бок
ты утыкался носом.
Где Каин?
- Под вопросом...

- Где брат твой, Каин?
- Мимо нас
он смотрит бусинами глаз.
Он умер, это правда.
Но я не предал брата.
Я в страхе мчался по прямой.
Ведь ты, о боже, Боже мой,
в собак не бросил камень.
А порицаешь: «Каин»!
С людьми ты слаб и бестолков.
А мне - ни лап, ни позвонков
не пощадил в финале,
когда меня нагнали.
Зачем ты взял меня на бронь?
Так тяжело твоя ладонь
легла на спину брата,
что каина не надо!

- Зверь, отступившись от зверей,
кончается, усатый.
Так расправляется пырей
с воспитанной рассадой.
Но ты познал своё родство
и не отрёкся от него.
Ты сам - косматый камень,
раз выдержал экзамен.
Ты половиной будешь взят,
вторая - непутёвый брат.
И человечья лепта -
для полного комплекта.
И если я в начале дня
тебя окликну: «Каин!» -
поправь с достоинством меня:
«Не Каин я, а Кавель».
Твой хвост, сложившийся в кольцо,
твоё слоистое лицо,
усов надёжный кабель -
изобличают полноту,
теперь доступную коту.
Войди в мою плерому.
В моём сияющем саду
прими покой и дрёму.

…Итак, в небесный календарь
добавлен сад, где божья тварь
не раз точила когти
о ствол в зелёной кофте.
И я, спускаясь под листву,
с надеждой Кавеля зову,
когда в ночную яму
запрыгивает «мяу».
Но ни второй, ни первый кот
не смеют совершить исход.
Свернулись в горле комом.

…Четвёртый год фантомам.
watashi

***

О миф о потопе, я знаю, зачем ты возник:
погонщиков или возниц полутёмный язык
дождей не вмещал; не вмещали их двери и окна.
А почва тем временем всё размывалась и мокла.

И призраки всех погребённых в былые века,
в скупых отложениях глины и щедрых - песка
(одни - тяжелы и степенны, другие - проворны)
в людские жилища стремились, как тёплые волны.

Попарно они возникали в проёме дверей.
И звери-отцы опекали зверей-матерей.
Тепло сберегая, никто из бегущих не вымок,
лишь редкие брызги с ушей и хвостов нелюдимок.

Возница, погонщик, хозяева спали среди
ветвистых рогов, у невидимой тёплой груди:
приблудные души впритык прилегли на полу для
обмена теплом, как мираж золотого полудня.

Когда же полопались путы и ливень ослаб,
волшебный зверинец развеялся в воздухе пегом.
Но комната долго баюкала ржанье и храп.
И пахла ковчегом.
watashi

***

Птица зовёт во тьму,
к школьной доске.
Птица поёт тому,
кто ходил в рюкзаке.
Кто ходил на диктант,
как последний связной.
У кого "тик-так"
щёлкало за спиной.

Птица зовёт к себе,
на зелёное дно.
Слово - не воробей.
Кто же тогда оно?
Разбирайся сама:
закрывай тетрадь.
Неучение - тьма.
Повторенье - мать.
watashi

* * *

Засыпан город крошками от печенья,
но съедено в нём зерно.
Не бездна смотрит в бездну, а ночь-пещера -
на печь-окно.
Пещера-ночь: прабабушка всех гостиниц,
чернила и дёготь стен.
Её дитя и ясли, её зверинец -
сошли с колен.
И мы, в огонь кидая свои персоны,
следим, пусты,
как прыгают раскрашенные бизоны
из темноты.