Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

watashi

(no subject)

медленно, тихо гасло
зимнее нежное гадство,
превращаясь во что-то
такое с приставкой гастро-

город: в потёках слизи,
внутри медузы - минерва
яблочко на карнизе:
чёрный комочек снега

летали: мокрые пули,
ни одна не задела
душа: постояв на стуле,
нырнула обратно в тело
watashi

***

пред выходящими входящий -
как зверь у незнакомой чащи
у зверя времени в обрез
он озирается неловко:
какая это остановка?
ему в ответ: бирнамский лес

бледнеет, за сердце когтями,
сражён такими новостями -
куда несёт меня, бог весть!
и, сделав перегруппировку,
лес отвечает: на зимовку
зверь, не желаешь ли присесть?

все мельтешат, меняют позы
под масками из целлюлозы
свои похожи на чужих
скулит и мается животный
но гуще запах путеводный
очнись, конечная, мужик

харе конечностями дёргать!
и отползает зимний дёготь
и зверь, стряхнув тяжёлый сон,
несётся к солнечным жеодам

как тот, кто был воскормлен мёдом
и млеком рая напоён
watashi

пиковая дама

В самой средней школе,
в тихом городке
Пиковую Даму
вызвали к доске.

Прошмыгнула тётенька
сквозь притихший класс.
"Даму вызывали?
Ну и тьфу на вас!"

Было час тринадцать.
Было урок "Письмо".
Больше в этой школе
нету никого.
watashi

***

Пока на земле оставляет следы
парад ледяных мотыльков,
стеклянные лица небесной воды
свисают со всех козырьков.
С карнизов и крыш наблюдают они,
как вертится пышный парад.
Искрятся в глазах городские огни,
и голые локти блестят.
И, дружно набившись в один водосток,
стеклянная спит детвора.
И в воздухе тесном, как общий зевок,
беззвучно зияет "ура".
Но вдруг разгорается огненный день,
чреватый потерей лица,
и снежная баба, бедро набекрень,
смеётся над ними с крыльца.
watashi

***

С драконом переругивался Дьёрдь.
Живые настороженно вникали.
Разборка вышла к вечеру. И дождь
не уступил усталости ни капли.
Его всепроникающий парфюм
лежал на бизнесмене и клошаре.
И, взявшись, как за поручень, за ум,
мы в лето потихонечку въезжали -
в огромное, как древний динозавр.
Из чёрных ран выламывались копья,
и нет, не тьма хлестала по глазам,
а кровь драконья.
watashi

***

Небесный сумерщик, известный временщик,
и друг его, небесный поливальщик,
вошли во двор и чёрной спичкой - чирк,
и двор без освещения - подвальчик.
Тепло, теплее, давит на окно.
Темно, темнее, лезет на порожек.
В глазах не рябь, а точки домино,
а может, платье женское в горошек.
Такое носит в августе душа.
Мрак у дождя выигрывает... "рыба"!
И в подтвержденье делают "ерша",
и выпускают - за изгибы
шумливых крон, где каждый силуэт -
нашедшего законная пожива.
И поливальной каждая машина
становится, разбрызгивая свет.
watashi

***

Следы пришельцев с бульвара –
родная галиматья:
два сапога пара,
два сапога дождя.
Пахнет свежим и мокрым,
набухают листы.
Проскрипело по окнам
ситечко темноты.
Полуночник-снусмумрик
выдумал невзначай:
охлаждает о сумрак
свой горячечный чай.
В рецепте – чистая тара,
вполнакала дуга.
Два сапога пара.
Заварки полсапога.
watashi

миниатюрка

В дождливый день, заплаканный по пояс
(огни рекламы – как потёки туши),
одни зонты латают мегаполис.
А отношенья делаются делаются суше.

И - пластырем, наложенным на локоть,
где никогда не ожидалось крыльев, -
приходит неожиданная лёгкость,
оторванность на время пересилив.
watashi

пропажа

...Когда-нибудь все липы подрастут.
И, проходя бульваром духоманным,
мы пропадём на несколько минут,
как пропадает мелочь по карманам.
Мелькнёт с изнанки чёрная дыра.
Душа качнётся, как воздушный шарик.
Но вряд ли, справедлива и добра,
рука Творца под липами зашарит.

Он оставляет нас наедине
с минутной жаждой гибели по Фрейду.
Он оставляет в лиственной стене
младенчески лепечущую флейту.
Он оставляет выход на себя.
А напоследок дарит нашей паре
все пушки и знамёна сентября
на нынешнем и будущем бульваре.