Ольга Дернова (trapezion) wrote,
Ольга Дернова
trapezion

Categories:

Гоголиана, часть 2

Gogoliana М.Н. Сперанского в контексте Гоголевских юбилеев начала ХХ века (окончание)

В переписке В.Н. Рогожина и М.Н. Сперанского нашли отражение интересные подробности, касающиеся организации последним Гоголевской выставки.
28 января 1902 г. Сперанский пишет: «Вчера получил я из Археолог[ического] Общ[ества] посылку с Вашими книгами: усердно благодарю за себя и за Комиссию. Очень жаль, что судьба так скверно распорядилась с Вами, помешав Вам приехать к нам; а если бы Вы приехали, то, надеюсь, не пожалели бы: гвоздь нашего праздника – выставка – повидимому, будет стоить того, чтобы взглянуть на нее: тесненько на ней будет, за то в конце концов подбор предметов получился довольно внушительный: около 1000 №№, как увидите из каталога. А самый каталог вышел нечто в роде канвы биографии Гоголя, построенной на том, что можно видеть. На днях закончил я корректуру и нашего юбилейного сборника: также испытываю некоторого рода чувство удовлетворения, ибо сборник, при наших жалких силах, quarum pars magna fui [20] вышел объемист и солиден по содержанию (около 450 стр.), отпечатан прилично. В свое время Вы его получите.
Теперь мучаюсь над речью: я – единственный оратор на акте, других желающих не оказалось! Поэтому я по самую плешивую свою маковку завален делом» [21].
Предсказание М.Н. Сперанского о выставке – «тесненько», но внушительно – полностью подтвердилось. Выдержка из официального отчёта Гоголевской комиссии гласит: «За неимением другого подходящего помещения, выставку пришлось поместить довольно тесно в Институтской библиотеке, и эта теснота лишала выставку того вида, который она могла бы иметь в более просторном помещении. Выставка была открыта для обозрения ее публикою с 21 февраля по 3 марта ежедневно от 11–2 и от 3–5 часов. В течение этого времени, по составленному предварительно расписанию, выставку осматривали учащиеся всех учебных заведений г. Нежина в сопровождении своих учителей и учительниц, которые при этом снабжались экземпляром печатного каталога выставки. Кроме того, на выставке перебывало значительное количество публики из разнообразных слоев общества. Посетителям выставки давались объяснения как председателем и некоторыми членами комиссии, так и приглашенными для сего студентами Института и учениками старшего класса состоящей при нем гимназии» [22].
В организации нежинской выставки М.Н. Сперанскому способствовал и Российский Исторический музей. В отделе письменных источников ГИМ имеется письмо Сперанского к А.И. Станкевичу от 13 марта 1902 г., которое является доказательством активного книгообмена, связанного с юбилеем и выгодного для обоих корреспондентов (в Историческом музее проходила Гоголевско-Жуковская выставка 1902 г.):
«Многоуважаемый Алексей Иванович,
третьего дня я отправил Вам ящик с Gogoliana: в нем, как увидите сами, положено не только то, что назначено для выставки... но и большая часть данного Вами для нашей выставки, а также книги Ист. Музея, взятые мною...
С нетерпением буду ждать каталога Московской выставки: хочется и посмотреть, что Вы собрали, да и посравнить с своим уже окончившим свое существование детищем. И жалко же мне было разорять свою выставку, где каждая кнопка мной лично и собственноручно заколота, где был результат моих почти двухлетних хлопот и забот. Приехавши в Москву [23], покажу Вам несколько снимков с нашей выставки: a la П.И. Чичиков, я не утерпел и кое-какие уголки сфотографировал» [24].

DSCN7088а.jpg DSCN7089а.jpg
DSCN7086а.jpg DSCN7087а.jpg
Гоголевская выставка в Нежине, 1902 год. Любительские фотоснимки из коллекции М.Н. Сперанского

Упомянутые М.Н. Сперанским любительские фотоснимки сейчас находятся в составе Гоголевской коллекции отдела редких книг ГПИБ, в одной из двух картонных папок, озаглавленных «Гоголиана». Это наименее изученная часть коллекции, в которую попали материалы и нежинского юбилея 1902 г., и московского юбилея 1909 г. К 1902 г. относятся программы и пригласительные билеты нежинских гоголевских торжеств, а также плотные листы бумаги с наклеенными на них иллюстрациями и фотографиями. Атрибутировать эти листы как материалы нежинской выставки помогло то обстоятельство, что на каждом листе имеется наклеенный печатный ярлык с номером – эти номера соответствуют номерам экспонатов выставки, отражённых в её печатном каталоге. Похожие ярлыки попадаются и на книгах Гоголевской коллекции, изданных по 1902 г. включительно. Таким образом, становится очевидно, что, возвращаясь в Москву в 1906 г., М.Н. Сперанский увёз с собой большую часть нежинских материалов.

DSCN7117.JPG DSCN7119.JPG
Материалы М.Н. Сперанского, экспонировавшиеся на Гоголевской выставке в Нежине в 1902 году

О своём возвращении и о возможной судьбе коллекции он 29 ноября 1906 г. пишет И.Е. Забелину: «Убедившись, после долгих размышлений, в совершенной ненужности для нашего Института и Нежина в частности той Gogolian'ы, которую удалось мне собрать к бывшему юбилею Н.В. Гоголя, я решил передать ее учреждению, где она будет и целее и полезнее для людей, интересующихся Гоголем, именно в наш Исторический Московский музей...
Поэтому усердно прошу Вас, высокочтимый Иван Егорович, не отказать мне в моей просьбе: принять и присоединить к музейским гоголевским коллекциям и мою скромную, которую теперь Вам пересылаю» [25].
С этого письма можно условно отсчитывать начало существования Гоголевской коллекции в Историческом музее. Однако официальная передача коллекции в музей состоялась только в 1908 году. В отчёте музея за этот год читаем: «Профессор Императорского Московского Университета Михаил Несторович Сперанский принес в дар Музею весьма обширную и крайне ценную коллекцию, посвященную памяти Н.В. Гоголя. Коллекция эта заключает в себе: портреты Гоголя и его родных; сцены из его жизни; виды – иллюстрирующие его жизнь и творчество, как в России, так и за границей; портреты наставников и товарищей Гоголя по Лицею Безбородко, друзей и врагов, писателей, имевших отношение к нему; издания сочинений Гоголя; литературу, русскую и иностранную, о Гоголе; переводы сочинений Гоголя на иностранные языки; иллюстрации к сочинениям Гоголя; виды его могилы и т. п. – всего более 700 номеров. Этим приношением М.Н. Сперанского положено начало особому при библиотеке Музея отделу имени Н.В. Гоголя.
За сей ценный дар и во внимание к многолетнему постоянно-усердному содействию научным задачам Музея, Совет музея, на основании § 18 Высочайше утверждённого Положения об Императорском Российском Историческом Музее, избрал Михаила Несторовича Сперанского в Действительные Члены Музея, каковое избрание милостиво утверждено было Августейшим председателем Музея» [26].
С этого момента Михаил Несторович – главный, но отнюдь не единственный жертвователь, пополняющий «Гоголиану»; на переданные им книги в Историческом музее ставится штамп «Дар М.Н. Сперанского».

DSCN6969.JPG

Передача происходит накануне 1909 г., который, в формулировке современной исследовательницы, стал «фазисом официального признания» Гоголя как русского классика [27]. Столетие со дня рождения Гоголя широко отмечалось по всей Российской империи и даже за её пределами. «Провинция приобщалась к творчеству писателя с правительственной санкции, которая шла по ведомству Министерства народного просвещения» [28]. Таким образом, юбилей 1909 г., поддержанный и властью, и культурными силами общества, стал апофеозом всех дореволюционных гоголевских праздников.
М.Н. Сперанский, к тому моменту профессор Московского университета, и в этом юбилее принимает активное участие. Главную роль в московском праздновании 1909 г. играет Общество любителей российской словесности (далее ОЛРС). Сперанский, давний член Общества, становится одним из секретарей Гоголевской комиссии ОЛРС (состав комиссии был утверждён 10 ноября 1907 г.), а также представляет в ней Московский университет. Опыт Сперанского пригодился при подготовке праздника, однако отнюдь не все намерения комиссии удалось воплотить в жизнь. Так, «Комиссия предполагала на время торжеств по случаю открытия памятника организовать гоголевскую выставку в помещении университета, рядом с тем залом, где будут происходить заседания Общества Любителей Российской Словесности. Устройство выставки поручено было профессору М.Н. Сперанскому. Вскоре выяснилось, что Комиссия не может воспользоваться коллекциями Румянцевского музея, Исторического музея и Нежинского института, так как эти учреждения устраивают свои выставки и, кроме того, вопрос о предоставлении коллекций для выставки Общества потребовал бы продолжительных официальных сношений. В виду всего этого решено было организовать небольшую выставку, собрав на ней главным образом народную литературу по Гоголю и научную литературу после 1902 г. Эти предположения относительно выставки осуществить однако не удалось – и за недостатком времени и за бедностью материала, имевшегося в распоряжении Комиссии» [29].
В то же самое время, черновик письма от 8 июня 1909 г., выявленный в научно-ведомственном архиве ГИМ, рождает подозрение, что Сперанский, образно говоря, работал «на два фронта»:
«От Управления Исторического Музея. 8 июня 1909 г. № 874. Его Высокородию М.Н. Сперанскому.
Милостивый Государь Михаил Несторович!
Совет Музея в заседании своем 5 июня постановил выразить Вам глубокую благодарность за Ваше любезное содействие в устройстве в здании Музея выставки памяти великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя. О таковом постановлении Управление Музея вменяет себе в <нрзб> Вас уведомить» [30].
С одной стороны, кто лучше самого создателя коллекции организует по ней выставку? С другой стороны, в данном случае М.Н. Сперанский невольно действует в ущерб интересам ОЛРС. То же самое касается Нежинского института, где эстафету у московского профессора перехватил его ученик – профессор П.А. Заболотский, член нежинского Историко-филологического общества, автор обстоятельных библиографических обзоров литературы о Н.В. Гоголе. О том, что ученика и учителя связывали многолетние тёплые отношения, свидетельствуют автографы на публикациях П.А. Заболотского, вошедших в состав «Гоголианы». И в этом случае М.Н. Сперанский предпочёл не брать, а давать: его имя значится в перечне дарителей только-только организованного в Нежине Гоголевского музея [31].
Впрочем, с другим поручением Общества любителей российской словесности М.Н. Сперанский справился как нельзя лучше. Ему было поручено составление альбома «Портреты Гоголя» (расходы по его изданию взял на себя К.А. Фишер). В альбом было включено 30 портретов, 7 из них публиковались впервые. Перу М.Н. Сперанского принадлежит предисловие к изданию. Кроме того, М.Н. Сперанский находился в составе редакционного комитета по изданию сборника «Гоголевские дни в Москве», выпущенного ОЛРС по итогам московского юбилея. Оба издания, разумеется, имелись в коллекции Сперанского. На «Портретах Гоголя» – красноречивый автограф К.А. Фишера: «Глубокоуважаемому Михаилу Несторовичу Сперанскому на добрую память о совместном страдании по изданию сего альбомчика. К. Фишер. Москва. 4/V 1909 г.»

DSCN7013.JPG DSCN7014.JPG

После юбилейного 1909 г. в «отдел имени Гоголя» Исторического музея добавилось много разнообразных даров. Среди них были не только книги, портреты и фотографии, но и такие экспонаты, как венки и ленты, возлагавшиеся к памятнику и на могилу Гоголя, тарелки с персонажами «Мёртвых душ» и даже продукция товарищества Эйнем – коробки от бисквитов и конфет в честь писателя, бюсты Гоголя из марципана и т. п. [32]
Из других важных приобретений надо отметить подборки газет со статьями о Н.В. Гоголе – они поступали в 1909, в 1911 и в 1912 гг. от разных дарителей: П.Н. Миллера, П.А. Незнамова, В.В. Каллаша [33]. Подборка газетных публикаций, связанных с юбилеем Гоголя, ныне также хранится в отделе редких книг ГПИБ, на эти публикации сотрудниками отдела составлена особая картотека. П.А. Незнамов в 1911 г. подарил коллекцию рукописных и печатных программ чествования Гоголя в учебных заведениях Оренбургского учебного округа. Просмотр коллекции de visu добавляет к этому кругу дарителей имена В.М. Пуришкевича и Н.К. Пиксанова; отдельные публикации происходят из собрания В.И. Шенрока. В двух больших папках «Гоголианы» отложились раздаточные материалы Гоголевской комиссии ОЛРС (программы, пригласительные билеты и т.п.) и довольно большое количество программ чествования Гоголя в разных учебных заведениях. Помимо упоминавшейся в отчёте музея за 1911 г. подборки программ Оренбургского учебного округа, в «гоголевских папках» можно найти похожие программы московских гимназий и иных учебных заведений Российской империи.

DSCN7095.JPG DSCN7097.JPG
Программки Гоголевских юбилейных вечеров, проводившихся в разных учебных заведениях, 1909 год

Итак, в 1910-е гг. дарителей, пополняющих «отдел имени Гоголя», было несколько. Однако основная формулировка, которая из года в год повторяется в отчётах Исторического музея, остаётся неизменной: «Отдел имени Н.В. Гоголя продолжал пополняться проф. М.Н. Сперанским, доставившим в него не мало интересных изданий и отдельных листов».
Из формулировок отчётов можно вынести ошибочный вывод, что «отдел имени Гоголя» выглядел примерно как Музей памяти Достоевского, то есть имел особое помещение, где хранились все пожертвованные ему экспонаты. Однако в статье Е.М. Юхименко «М.Н. Сперанский и Государственный исторический музей» читаем: «Поступившая в музей двумя частями, в 1908 и 1912 гг. (инвентарные номера 44713, 48368), эта коллекция была распределена между библиотекой, отделами дерева, тканей, металла, бытовой иллюстрации и архитектурной графики» [34].
Книжная часть «Гоголианы» оставалась в Библиотеке ГИМ вплоть до передачи той в 1938 г. новосозданной Исторической библиотеке. Однако о существовании коллекции практически забыли. Мощный поток пожертвований сократился до маленького ручейка: советская часть коллекции количественно несопоставима с дореволюционной; к ней в основном относятся издания гоголевских произведений 1918–1919 и 1928–1929 гг. В 1925 г. о коллекции вскользь упоминает Ю.М. Соколов – он называет её «мемориальным памятником» и отмечает, что в основе лежит дар М.Н. Сперанского [35]. Согласно машинописной рукописи Е.В. Благовещенской, в 1936 г., «перед октябрьскими праздниками», состоялась передача коллекции в отдел истории книги Библиотеки Исторического музея (предтечу отдела редких книг ГПИБ). Благодаря переезду, отдел существенно расширил свои площади. «На новоселье, – пишет Е.В. Благовещенская, – были получены от дирекции «Гоголиана», подаренная Музею академиком М.Н. Сперанским, и «Грибоедовиана», многие годы подбиравшаяся Музеем» [36]. Они значительно увеличили «необработанный фонд отдела». Повествование Е.В. Благовещенской, посвящённое истории отдела редких книг, заканчивается 1948-м годом; в финале «Гоголиана» упоминается ещё раз – в числе необработанных книг [37].
На забвение коллекции, возможно, повлиял опальный статус М.Н. Сперанского, действовавший с 1934 г., когда учёный был арестован по «делу славистов». Во всяком случае, И.Н. Розанов, опубликовавший в 1937 г. отдельную заметку о рогожинском экземпляре «Ганца Кюхельгартена», не счёл необходимым добавить к истории экземпляра факт его экспонирования на нежинской выставке 1902 г. [38] С фатальной невостребованностью коллекции связаны многие окружающие её неясности. Например, не подсчитано точное количество входящих в неё публикаций. Существенным признаком «Гоголианы» являются наклеенные на каждую единицу хранения ярлыки с надписью «Gog» или «Гог» и порядковым номером; их дублируют такие же карандашные пометки на форзацах и обложках изданий, однако сплошной просмотр коллекции показывает, что в этой нумерации имеются пропуски. С другой стороны, в коллекцию входят несколько объёмных конволютов, каждый из которых заключает в себе по 15–20 публикаций (брошюр, оттисков и вырезок). Что касается двух «гоголевских» папок, то документы в них не пронумерованы и не атрибутированы, и с ними ещё предстоит разбираться.
Тесная связь «Гоголианы» с первыми крупными Гоголевскими юбилеями, её насыщенность автографами и пометами указывают на несомненную ценность и актуальность этой коллекции. Заслуживают интереса и документы по истории двух юбилеев, и документы, связанные с биографией М.Н. Сперанского. Разумеется, наиболее исчерпывающие характеристики коллекции может дать только её полный каталог. Описание изданий, составляющих «Гоголиану», восполнило бы значительный пробел в электронных и карточных каталогах ГПИБ. Существование этого пробела, вероятно, стало ещё одним фактором, повлиявшим на забвение коллекции. Трудно как-то иначе интерпретировать тот загадочный факт, что такая крупная тематическая подборка за весь ХХ век ни разу не привлекла к себе внимание специалистов. Данная статья отражает только первые подходы к проблеме. В истории «Гоголианы» ещё слишком много пробелов, в то время как сама коллекция, на наш взгляд, обладает не до конца прояснённым, но очевидным потенциалом.

DSCN7121.JPG

Сноски

[1] См. об этом: Курицкая А.А., Сугай Л.А. Гоголь и проблема народного просвещения на рубеже XIX–XX вв. // Н.В. Гоголь и народная культура: седьмые Гоголевские чтения: материалы докл. и сообщ. междунар. науч. конф. Москва. 30 марта – 4 апреля 2007 г. М., 2008. С. 367–376; Ребеккини Д. Как крестьяне читали Гоголя: попытка реконструкции рецепции // НЛО. 2001. № 49. С. 508–525.
[2] Невская Д.Р. Три фазиса признания и увенчания. К истории первых юбилеев Гоголя // Новый филологический вестник. 2013. № 1(24). С. 117.
[3] В печатных трудах сотрудников ГПИБ единственное упоминание о «Гоголиане» как об отдельной коллекции находится на с. 68 статьи: Шицкова Л.Б. Из истории создания Грибоедовской коллекции ГПИБ // Библиотека личная – библиотека общественная: (традиции отечественного книгособирательства): материалы науч. конф., 7–8 окт. 1998 г. М., 2001. С. 68–73.
[4] О тверских связях М.Н. Сперанского см.: Макарова Е.А. Михаил Несторович Сперанский в Твери: к 135-летию со дня рождения и 60-летию со дня кончины // Дни славянский письменности и культуры: сборник докладов и сообщений. Вып. 5. Тверь, 1999. С. 26–34.
[5] О содержании спецкурсов М.Н. Сперанского см.: Заболотский П.А. Н.В. Гоголь в русской литературе (библиографический обзор) // Гоголевский сборник… Киев, 1902. С. 102.
[6] Об этом см.: Ашнин Ф.Д., Алпатов В.М. «Дело славистов»: 30-е годы. М., 1994. С. 88–100 в главе «Академики Сперанский и Перетц».
[7] О нём см.: Крылова И.В. Сперанский Георгий Несторович // Московская энциклопедия. Т. I: Лица Москвы. Кн. 4. М., 2012. С. 415–416.
[8] Любопытные подробности дачной жизни двух братьев Сперанских содержатся в публикации: Из архива А.А. Овчинникова // Лаврентьева Е. «Хорошо было жить на даче...»: дачная и усадебная жизнь в фотографиях и воспоминаниях. М., 2008. С. 161–167.
[9] Кузьмина В.Д. Михаил Несторович Сперанский // Сперанский М.Н. Рукописные сборники XVIII века. Материалы для истории русской литературы XVIII века / предисл., подг. к печати, редакц. и примеч. В.Д. Кузьминой. М., 1963. С. 205–225.
[10] Очерки жизни и деятельности М.Н. Сперанского также содержатся в следующих изданиях: Зайцев М.С. Сперанский Михаил Несторович // Московская энциклопедия. Т. I: Лица Москвы. Кн. 4. М., 2012. С. 416–417; Экслибрисы и штемпели частных коллекций в фондах Исторической библиотеки. Вып. 2 / сост. В.В. Кожухова. М., 2016. С. 123–124.
[11] См. составленный В.Д. Кузьминой «Хронологический список трудов академика Михаила Несторовича Сперанского». В изд.: Сперанский М.Н. Рукописные сборники XVIII века. М., 1963. С. 226–257.
[12] Цит. по публ.: Юхименко Е.М. М.Н. Сперанский и Государственный исторический музей // Архив русской истории: научный исторический журнал. Вып. 6. М., 1995. С. 229.
[13] Отчет о деятельности состоявшей при Институте Князя Безбородко временной «Гоголевской» комиссии / сост. И.А. Сребницким. Нежин, 1902. С. 3.
[14] Там же. С. 5.
[15] Там же. С. 6.
[16] Там же. С. 8-9.
[17] Сперанский М. Гоголь в народной книжке и картинке // Гоголевский сборник... Киев, 1902. С. 151-183.
[18] Там же. С. 9-10.
[19] Щеглов И. Подвижник слова. Новые материалы о Н.В. Гоголе. СПб., 1909. С. 137.
[20] «из которых я был большой частью» (лат.)
[21] ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 815. Л. 55-55 об. На л. 56 приложена расписка с перечнем книг, предоставленных В.Н. Рогожиным для Гоголевской выставки в Нежине. В полном объёме они отражены в печатном каталоге выставки. См.: Гоголевский сборник… Киев, 1902. С. 185–287; Дополнения и поправки: с. 431–442.
[22] Отчет о деятельности состоявшей при Институте Князя Безбородко временной «Гоголевской» комиссии / сост. И.А. Сребницким. Нежин, 1902. С. 7.
[23] Приезд М.Н. Сперанского в Москву был связан с его участием в заседании Общества любителей российской словесности 6 апреля 1902 г., где им был прочитан доклад о нежинском периоде жизни Гоголя. См.: Клеймёнова Р.Н. Н.В. Гоголь и становление русской литературы // Гоголь и Общество любителей российской словесности / сост. Р.Н. Клеймёнова. М., 2005. С. 64.
[24] ОПИ ГИМ. Ф. 351. Оп. 2. Д. 1. Л. 3-4 об.
[25] Опубликовано в изд.: Полунина Н.М. Дарители, меценаты, покровители Российского Исторического музея. М., 1998. С. 84.
[26] Отчет Императорского Российского исторического музея имени императора Александра III в Москве за 1908 год. М., 1909. С. 32.
[27] Невская Д.Р. Три фазиса признания и увенчания. К истории первых юбилеев Гоголя // Новый филологический вестник. 2013. № 1(24). С. 128.
[28] Там же. С. 121.
[29] Гоголевские дни в Москве. 1809–1909 / Общество любителей российской словесности. М., [1910]. С. 14. См. также: «После получения сообщения директора Моск. Публич. и Румянц. музея И.В. Цветаева от 31 янв. 1909 г. о том, что в музее будет организована выставка из предметов, имеющих отношение к Гоголю, где могут быть представлены и предметы Общества, от Историч. музея и Нежинского института, также организующих свои выставки, ОЛРС отказалось от организации выставки изданий, посвященных Гоголю, из-за бедности материала». Гоголь и Общество любителей российской словесности / сост. Р.Н. Клеймёнова. М., 2005. С. 128.
[30] НВА ГИМ. Оп. 1. Д. 95. Л. 3.
[31] Заболотский П.А. Гоголевские юбилейные празднества (1809–1909) в Нежине // Сборник Историко-Филологического общества при Институте кн. Безбородко в Нежине. Т. VII. Нежин, 1910–1911. С. 14 (3-я паг.).
[32] Отчет императорского Российского исторического музея имени императора Александра III в Москве за 1909 год. М., 1910. С. 34.
[33] Отчет... Российского исторического музея... за 1911 год. М., 1912. С. 27; Отчет... Российского исторического музея... за 1912 год. М., 1913. С. 46–47.
[34] Юхименко Е.М. М.Н. Сперанский и Государственный исторический музей // Архив русской истории: научный исторический журнал. Вып. 6. М., 1995. С. 231.
[35] Соколов Ю.М. Библиотека Государственного Российского исторического музея // Розанов И.Н. Как создавалась государственная библиотека при Историческом музее: ист. очерк / подгот. текста к публ., вступ. ст. и коммент. К.А. Шапошникова. М., 2016. С. 105.
[36] Благовещенская Е.В. Отдел редкой книги Государственной публичной исторической библиотеки (1922–1948). Машинопись. М., 1948. С. 77–78. ОИК ГПИБ.
[37] Там же. С. 140.
[38] Розанов И. Судьба одного экземпляра «Ганца Кюхельгартена» Гоголя // Книжные новости. 1937. 30 июля (№ 14). С. 56.
Tags: ГПИБ, библиофайлы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments