Ольга Дернова (trapezion) wrote,
Ольга Дернова
trapezion

Categories:

Как был переиздан «Опыт российской библиографии» В.С. Сопикова (к 160-летию В.Н. Рогожина). Часть 2Б

В номере 5 журнала "Библиография" опубликована вторая часть моей юбилейной статьи о В.Н. Рогожине. Как это было и для первой части, я выложила сканы из журнала и полную авторскую версию текста. Полная версия намного объёмнее. Некоторые вещи я намеренно не стала включать в журнальный текст (чтобы его не перегружать), а некоторые пришлось выкинуть из-за нехватки места. Здесь, в ЖЖ, текст тоже пришлось поделить пополам. В этом посте окончание, все сканы и начало здесь.

Второе издание «Опыта российской библиографии»: рецензенты

Первая (анонимная) рецензия на переиздание «Опыта» появилась в № 11 «Вестника Европы» за 1904 г. Приветствуя вторичное появление в свет «незаменимо-полезной книги», рецензент обильно цитирует текст Рогожинского предисловия к «Опыту»; возражение у него вызывают исключённые при перепечатке места (а именно, те выписки из книг, которыми Сопиков расцвечивал текст своего труда): «...но следовало во всяком случае, – пеняет рецензент, – во-первых, привести везде в соответствующих местах ссылки на исключенные страницы первого издания, а во-вторых, педантически-точно обозначить места или факты, которые подверглись тому или иному, хотя бы незначительному изменению со стороны г. Рогожина» [20]. Иными словами, рецензия содержит упрёк в редакторском произволе.
Ответом на этот выпад можно считать рецензию филолога-слависта Александра Ивановича Яцимирского, которая появилась в № 1 «Исторического вестника» за 1905 г. «Для редактирования второго издания приглашен В.Н. Рогожин, большой специалист по части библиографии, человек, любящий и понимающий «книгу». Прежде всего мы должны отметить его разумное и несколько даже благоговейное отношение к труду патриарха русской библиографии. Текст Сопикова перепечатывается без изменений, даже орфография оставлена старая, не тронуты ни общий план издания, ни распределение отделов. Выброшены лишь те выписки из старопечатных книг, которые представляли ценность во времена Сопикова, а теперь – почти никакой. В то же время редактору принадлежит огромный труд по проверке заглавий массы книг XVIII века… А для того, чтобы показать, что именно принадлежит первому изданию, и что составляет труд редактора, – все такие поправки и дополнения напечатаны не в тексте, а в примечаниях. Таким образом, пред читателем проходит «нетронутый Сопиков», иначе говоря, переиздание первого издания выполнено по всем научным правилам» [21].
Характеристика Яцимирского соответствует действительности: по корректурным листам видно, что В.Н. Рогожин тщательно соблюдает разбивку между описаниями Сопикова и редакторскими комментариями и педантично исправляет ошибки в типографском наборе – всё ради того, чтобы основной текст и комментарии при чтении не сливались.
В том же 1905 г. о выходе в свет переиздания Сопикова несколькими строчками известила редакция «Русской мысли». А в 1906 г. были опубликованы сразу две рецензии, между которыми прослеживается внутренняя связь: вторая выглядит возражением на первую.
В июле в «Журнале Министерства народного просвещения» появляется большая рецензия Н.М. Петровского, довольно нелицеприятная для издателя и редактора. Нестор Мемнонович Петровский (1875–1921) – специалист по славянской филологии, сын известного казанского профессора Мемнона Петровича Петровского и сам – новоиспечённый профессор Казанского университета [о нём см. 22, с. 152-153]. В рецензии Н.М. Петровский, опираясь на свою эрудицию слависта, очень резко и сурово откликается на переиздание первой части «Опыта», посвящённой книгам церковной печати: «необходимо было обратить внимание на незаконность внесения многих книг в «Опыт российской библиографии»: Сопиков не сумел должным образом отграничить русскую библиографию от славянской…» (курсив рецензента). Приводя многочисленные примеры подобных случаев, Н.М. Петровский заключает: «Следовательно, русский библиограф начала ХХ века в понимании вопросов славянской библиографии ушел не дальше книгопродавца конца XVIII – начала XIX столетия».
Вторая претензия рецензента заключается в том, что «редактор разбираемого издания был обязан привлечь к рассмотрению показаний Сопикова все существующие у нас библиографические пособия». Заявление это выглядит, мягко говоря, курьёзным; конкретизируя его, Н.М. Петровский перечисляет следующие пособия, выпавшие, по его разумению, из поля зрения редактора: «Описание старинных книг Публичной Самарской библиотеки», составленное П.Н. Столпянским в 1901 году, «Описание редких российских книг», составленное А.Бурцевым, «Из истории русского романа и повести» В.В. Сиповского, часть I: «XVIII век» и, наконец, том I «Очерка истории языкознания в России» С.К. Булича.
Из четырёх перечисленных пособий В.Н. Рогожин с большой долей вероятности не знал только последнего. Труд П.Н. Столпянского был прислан ему самим автором в 1902 году; мы не знаем, в какой степени Рогожин воспользовался указаниями начинающего библиографа, но книга, во всяком случае, у него была. Были известны В.Н. Рогожину и издания А.Е. Бурцева: в 1896 г. В.И. Клочков предлагал ему за 20 р. приобрести «Русские книжные редкости», а в 1899 г. — только что вышедшее «Дополнительное описание библиографическо-редких художественно-ценных книг и драгоценных рукописей» (за 53 р.). Рогожина могла отпугнуть как высокая цена, так и репутация А.Е. Бурцева, первые шаги которого на поприще библиографии и сам Петровский оценивает как безграмотные «во всех отношениях».
Наиболее любопытная ситуация складывается с книгой В.В. Сиповского. Автор трудов по истории русской литературы, Василий Васильевич Сиповский (1872-1930) учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета, в 1899 г. защитил магистерскую диссертацию, посвящённую творчеству Карамзина. В фонде 37 ОПИ ГИМ имеются три недатированных письма Сиповского к Рогожину. В.В. Сиповский, узнавший адрес В.Н. Рогожина у В.И. Саитова, выступил инициатором переписки. Он просит у адресата экземпляр Указателя, предлагая взамен экземпляр своей магистерской диссертации о Карамзине. Вскоре состоялось и очное знакомство: во втором своём письме Сиповский напоминает В.Н. Рогожину, что они когда-то познакомились в Публичной библиотеке и обменялись изданиями. В этом, а равно и в третьем письме Сиповский интересуется изданиями «Жизнеописания Ваньки Каина» [5, л. 27-32]. Это позволяет датировать последние два послания 1901-1902 годами, так как в 1902 г. у Сиповского вышла работа «Из истории русского романа XVIII-го века: (Ванька Каин)». Мы также помним, что диссертация В.В. Сиповского о Карамзине получила в 1901 г. неполную Макарьевскую премию. Но и это ещё не всё. 4 апреля 1901 г. В.Н. Рогожин просит П.К. Симони прислать ему «ту книжку Известий Академии, где была напечатана статья Сиповского, на неё я собираюсь писать небольшое возражение…» [3, л. 71-73]. Имелась в виду статья «История русской литературы XVIII в. (Опыт статистических наблюдений). I-II», только что вышедшая в в «Известиях ОРЯС» [22А]. Из письма к В.Н. Рогожину от А.Шевелева за 30 ноября 1901 г. узнаём, что на общем годичном собрании Русского библиографического общества (РБО) 4 декабря предполагался доклад Рогожина «Несколько замечаний и суждений по поводу статьи Сиповского «Из истории русской литературы XVIII в. Опыт статистических наблюдений» [25, л. 39]. Интересно сопоставить этот документ с печатной программой Общества, которая также извещает об общем годичном собрании. Вторым пунктом в повестке значится доклад В.Н. Рогожина «Несколько замечаний и суждений по поводу статьи В.В. Соковского (курсив мой): Из истории русской литературы XVIII в.: Опыт статистических наблюдений» - как видим, фамилия Сиповского тут полностью искажена. В экземпляре повестки, принадлежавшем Рогожину, этот пункт перечёркнут крест-накрест синим карандашом, а в хронике докладов, прозвучавших на собраниях РБО, доклад Рогожина не значится [22Б, л. 14]. Какое-то время неудачливый докладчик не терял надежды пристроить свою филиппику либо в «Известия ОРЯС», либо в «Литературный вестник»: Сиповский ещё раз упоминается в письме В.Н. Рогожина к П.К. Симони за 12 декабря 1901 г., после чего бесследно исчезает из Рогожинской биографии. Была ли попытка В.Н. обнародовать своё «возражение» продиктована желанием «утопить» соперника по премии, какой-то личной обидой или чисто научной беспристрастностью, остаётся неизвестным. Как бы там ни было, за отсутствием ссылок на новую работу В.В. Сиповского во втором издании «Опыта» может скрываться принципиальная позиция редактора.
Но вернёмся к отзыву Н.М. Петровского. Рецензент, опираясь на перечисленные им пособия, делает всего несколько мелких поправок к «Опыту», зато щедро рассыпает по тексту свои личные соображения о редактуре Сопикова. К финалу тон рецензии становится всё более обличительным, а вердикт рецензента беспощаден: работа Рогожина представляется ему «совершенно неудовлетворительной». «Новое издание «Опыта» не может быть названо ни точным воспроизведением первого, ни надежной справочной книгой по русской библиографии; г. Рогожин весьма небрежно отнесся к своей задаче и не избавил историков литературы от обязанности рыться по отдельным статьям для разыскания библиографических сведений, которые было так удобно собрать в одном пособии...» (курсив рецензента) [23].
Месяцем позже в «Историческом вестнике» появляется новая, очень благожелательная рецензия А.И. Яцимирского, которая, по сути, становится для автора лишь поводом, чтобы порассуждать о смысле библиографического труда:
«У нас принято думать, что всякого рода библиографические издания создаются лишь для справок. Это верно лишь отчасти. Дело в том, что только тот, кто способен найти нечто живое во всяком «мертвом», только тот может определить одухотворенность в той области, которая для «непосвященных» заранее обречена на удел одних специалистов. Мы убеждены, что смотреть на вещи так узко нельзя. Живой дух всюду вносит за собой жизнь, будь то самая сухая на первый взгляд область гуманитарных знаний, и ученый, преданный самой узкой специальности, но творящий свое дело в непреклонной любви к ней, непонятным для себя самого образом делает живое дело. Таким нам представляется В.Н. Рогожин». Далее Яцимирский перечисляет несколько дополнений, которыми Рогожин обогатил «Опыт» Сопикова, и заключает, что переизданный «Опыт» «представляет ценность не для одной библиографии: историк литературы и культуры найдет в нем много нового и незаменимого» [24].
В этом абзаце просматривается зародыш важной идеи, которая, так и не получив чёткой формулировки, всё-таки задавала тон дискуссии. Это идея о том, что «Опыт», со всеми его ошибками и неточностями, является историческим документом, отражающим библиографическое своеобразие своей эпохи. Иными словами, его справочная функция к началу ХХ века дополняется мемориальной. Аутентичность мила как сердцу библиофила, так и сердцу учёного-гуманитария; в окружении В.Н. Рогожина имелись и те, и другие (а многие совмещали обе функции), и логично, что редактор, работая над Сопиковым, имел в виду именно эту целевую аудиторию. На это косвенно указывают и процитированные выше фразы из писем В.Н. Рогожина, и списки лиц, получавших второе издание.

Второе издание Указателя: внесённые изменения и рецензенты

Издание «Опыта» завершилось печатанием переработанного и дополненного Указателя, который по сравнению с первым изданием 1900 года стал более точным и удобочитаемым. Сопоставление источников показывает, что переработка первого издания заняла почти два года. В письме к П.К. Симони за 26 февр. 1906 г. Рогожин пишет: «Сижу теперь над указателем, надоел он мне до невозможности, не чаю когда кончу» [3, л. 149-151 об.]. Даты работы над корректурными листами охватывают период с июня 1906 г. по апрель 1907 г. [11]. А 24 августа 1907 г. в письме к Симони из Ялты Рогожин замечает: «Мой приезд в Питер связан также с выходом Указателя к Сопикову, предисловие уже напечатано и теперь жду только корректуры последней для подписи, как только выйдет указатель, приеду и я» [3, л. 154-154 об.].
Предисловие ко второму изданию Указателя – самая подробная версия всего, что было сказано Рогожиным прежде. Отдельными фразами и кусками повторяя тексты предыдущих предисловий, этот текст всё же является наиболее полным печатным источником сведений о принципах работы над изданием как «Опыта», так и Указателя. К переработке предисловия В.Н. Рогожина явно подтолкнула критика Н.М. Петровского, выявившая, что цели переиздания отнюдь не очевидны для читателей. Вполне возможно, что к предисловию приложил руку и А.И. Яцимирский, 12 сентября 1907 г. отправивший Рогожину следующее письмо: «Многоуважаемый Владимир Николаевич, сообщаю Вам о перемене своего адреса и прошу Вас уведомить меня относительно предисловия к Сопикову. В свое время рукопись была послана Вам, и никакого ответа не воспоследовало, ни корректура не поступала ко мне» [25, л. 59].
Слияние в одном предисловии текстов, написанных в разное время и с разной целью, породило некоторые противоречия: так, в верхней части страницы IV предисловия Рогожин пишет: «...и, наконец, внести новые данные, дополнения и поправки как из сличений указаний Сопикова с некоторыми подлинниками изданий, так и из нашего собственного опыта» (курсив мой), однако в следующем абзаце повторяет старую фразу о невозможности «проверить указания Сопикова по печатным подлинникам» [26, с. IV]. Говорится и о необходимости удержать работу в определённых рамках, вытекающую из желания сохранить оригинальный текст Сопикова. Иными словами, в последнем предисловии чётко оговаривается, что второе издание «Опыта» – это ещё и попытка сохранить баланс между старым и новым. Этим исходным принципом В.Н. Рогожин объясняет скудость исправлений, принятых при переиздании I части: «Это – наиболее слабая часть «Опыта», что объясняется отсутствием в общедоступных русских библиотеках специальных собраний старопечатных книг и подготовительных библиографических трудов». Исправления и дополнения к этой части «были бы сопряжены со слишком большим трудом, значительно уничтожавшим бы в то же время настоящее значение работы Сопикова».
«Иной характер представляет наша работа над остальными четырьмя частями, где описаны книги гражданской печати. Всякие дополнения и исправления к этим частям оказались вполне возможными и остаются только «редакторскими», не нарушая общего характера первоначального их издания» [26, с. VIII]. Далее редактор вкратце очерчивает круг своих основных источников. Открывают его уже не раз упоминавшиеся росписи Смирдина и Плавильщикова, но куда интереснее взглянуть на перечень прочих справочных пособий, которые сам Рогожин причислял к наиболее важным: «мы пользовались для нашей работы «Справочным словарем» Геннади (вместе с рецензией на него В.И. Саитова), библиографическими материалами Н.В. Губерти, розысканиями Неустроева, Пекарского, Тихонравова, Бычкова, Остроглазова, Березина-Ширяева, Венгерова («Русские книги» и «Словарь»), Д.Языкова, Лисовского, многими изданиями Имп. Академии Наук, вполне научными и в библиографическом отношении точными собраниями сочинений Ломоносова, Державина и Импер. Екатерины II, изданными Академией Наук, каталогом Виленской Публ. Библиотеки, изданием «Архива Имп. театров» и многими статьями, помещенными в разных периодических изданиях; конечно, многими пособиями, журнальными статьями мы не воспользовались, так как должны были ограничить круг наших материалов...» [там же].
Ценнейшим указанием на принципы работы Рогожина становится характеристика исправлений и дополнений, разбитая им на 12 групп и помещённая на X-XI страницах предисловия. Среди них обращает на себя внимание оговорка в пункте 7: «многие данные первого издания оставлены без всяких, на первый взгляд, наших изменений только потому, что они оказались вполне верными и совпадающими как с наиболее авторитетными материалами и пособиями по библиографии, так и с подлинными экземплярами». Это – прямой ответ на критику Н.М. Петровского.
Прояснив характер исправлений, Рогожин останавливается на «однородной» работе, представляющей «опыт более самостоятельных розысканий в области старинной литературы и русской библиографии». «Здесь Сопиков давал нам только почву, был исходным пунктом...» – отмечает редактор, приводя в качестве примеров те же комментарии к отдельным №№, которыми восхищался А.И. Яцимирский в своей второй рецензии. Вывод, завершающий эти несколько абзацев, тоже носит на себе печать скрытой полемики с Н.М. Петровским: «Из этих немногих примеров видно, что перепечатка первого издания «Опыта Российской Библиографии» очень далека от того, что обыкновенно понимают под механическим повторением старого издания...» [26, с. XII-XIV].
Как видим, большая часть предисловия является ответом на рецензию Н.М. Петровского (которая, надо полагать, чувствительно задела самолюбие В.Н. Рогожина). В то же время были учтены и замечания более снисходительных критиков: так, на страницах V-VI и XV-XVI дан полный перечень всех выписок и перепечаток Сопикова, исключённых при переиздании. Лишь в финале предисловия речь заходит непосредственно об Указателе: В.Н. Рогожин перечисляет вошедшие в него шесть отделов, наделяя каждый краткой характеристикой.
Рамки настоящей статьи не позволяют подробно остановиться на всех поправках и изменениях, внесённых Рогожиным во второе издание Указателя, однако при сличении текстов первого и второго издания становится очевидным стремление составителя сделать указатель более удобным для использования, приспособить его под разнообразные нужды читателя. Так, в «Указателе сокращённых заглавий» более строго выдержан алфавит. Помимо исправления неточностей и опечаток, составитель в некоторых случаях раскрывает имена авторов и переводчиков, группирует по жанрам «Оды», «Речи», «Стихи», «Слова», тексты балетов и опер и т. п. Значительно переработаны и остальные отделы «Указателя», а указатель географических названий составлен для второго издания заново.
Выход в свет нового Указателя был поддержан тяжёлой артиллерией в лице А.И. Яцимирского, назвавшего издание «образцовым». Яцимирский, со своей стороны, ещё раз объясняет цели и задачи издания, отмечая, что «не все сумели уловить задачи, которые поставил себе В.Н. Рогожин». «Действительно, до появления обширного предисловия к настоящему указателю, где эти задачи намечены четко и определенно, вполне возможно было предположить, что… работа Сопикова послужит В.Н. Рогожину как бы поводом для пересмотра абсолютно всего, о чем только ни упоминал Сопиков и т. д… Это было бы равносильно тому, чтобы собрать абсолютно все книги XVIII и начала минувшего веков и описать их согласно всем требованиям современной нам библиографии, как определенной научной дисциплины» [27].
Практически одновременно с отзывом А.И. Яцимирского в печати появляется отзыв Н.М. Петровского. Вряд ли к тому моменту он успел прочитать рецензию своего оппонента, однако предисловие к Указателю Петровский явно изучал внимательно. И можно утверждать, что текст предисловия достиг своей цели; во всяком случае, тон второй рецензии Н.М. Петровского выглядит более сдержанным по сравнению с первой. В рецензии на переиздание «Опыта» Н.М. Петровский в основном занимается тем, что доказывает некомпетентность В.Н. Рогожина; в рецензии на Указатель он уже вынужден отчасти защищать собственную компетенцию и скупо, с неохотой признать некоторые плюсы Указателя. Конечно, рецензент не мог не заметить, что некоторые места предисловия представляют собой ответ на его предыдущую критику. Отклик Петровского эмоционален: «В первый раз видим мы книгу, автор которой боится (курсив рецензента), что его работа примет характер оригинального исследования, и потому, пользуясь одними пособиями, намеренно устраняет другие!»
Переходя к более конкретной критике, Н.М. Петровский подмечает один большой недостаток: книги первой части «Опыта» учтены во всех указателях, кроме указателя сокращённых заглавий, – и это обстоятельство никак не оговаривается в издании. Вся прочая критика рецензента состоит из перечня подмеченных промахов и неточностей, многие из которых касаются имён славянских писателей, т. е. находятся в области профессиональных интересов Н.М. Петровского. Завершающая (и довольно обширная) часть рецензии представляет собой дополнения рецензента к сведениям об авторах и переводчиках анонимных книг. Эти сведения придают тексту Н.М. Петровского конструктивный характер. Недаром при описании второго издания Указателя М.В. Сокурова упоминает именно этот отзыв: «Некоторые поправки к «Указателю» содержатся в рецензиях Н.М. Петровского и А.И. Яцимирского» [28, с. 87]. Тем не менее, Петровский делает неутешительный вывод, что «книга г. Рогожина и во втором, «исправленном и дополненном издании» весьма далека от той степени совершенства, которой она могла бы достигнуть под пером более склонного к критике источников и пособий составителя» [29].
Мы так подробно останавливаемся на этой полемике, чтобы наглядно показать всю сложность проблемы, которую поднял переизданный «Опыт российской библиографии». Рецензенты и редактор так и не смогли прийти к консенсусу: если первый (Н.М. Петровский) видел в труде Сопикова библиографическое пособие, подлежащее усовершенствованию, то вторые (А.И. Яцимирский и В.Н. Рогожин) подходили к вопросу шире, учитывая специфику сопиковской эпохи. Но заветное слово «памятник» так и не прозвучало в дискуссии. Нам хорошо известны издания литературных и исторических памятников, для публикации которых в ХХ веке был выработан определённый канон. Можно сказать, что суворинское издание «Опыта» было попыткой выпустить научное комментированное издание библиографического памятника. Однако подходы к такому изданию, методика и принципы его построения редактору и издателю приходилось изобретать «с чистого листа». Другие коррективы, вносимые в издание самой жизнью, – это материальная сторона предприятия и эрудиция редактора, много сделавшего для своего самообразования, но не кончавшего университет.
Следует отметить и другую сторону проблемы. Издание, причисленное к памятникам, получает в профсообществе некий незыблемый, мало подверженный изменениям статус. После периода обсуждений и интенсивного изучения оно занимает своё место на полке специалиста и вместо важного явления в научной жизни становится пройденным этапом. В нашем случае пик наивысшего интереса к переизданию пришёлся на 1911–1912 гг., когда на страницах журнала «Русский библиофил» часто мелькали ссылки на комментарии к отдельным номерам «Опыта», либо подтверждающие, либо опровергающие их новыми данными. Затем последовал слом культурной парадигмы, поставивший перед библиографами новые задачи и проблемы. В 1924 г., на прениях первого Всероссийского библиографического съезда, параллельно с ремаркой о том, что «до сих пор самой важной настольной книгой библиографа остаётся «Опыт российской библиографии» Сопикова...» [30, с. 150], прозвучала и надежда на создание более полного библиографического репертуара. К этому моменту многие осознали, что время одиночек закончилось; ХХ век потребовал от специалистов коллективной работы. Вектор этой работы привёл нас к оценке труда библиографов-одиночек XIX – начала ХХ вв. как чего-то непрочного, несовершенного и ненадёжного – но не утратившего при этом своей романтики. И, просматривая второе издание «Опыта», можно воочию убедиться, что в отдельных «комментариях к Сопикову» проскальзывают страсть и азарт библиографа, удачно распутавшего очередную книжную загадку; и дышит живой дух, творящий живое дело.

Список источников и литературы

1. Эйхенгольц А.Д. Избранное. Москва, 1982. 240 с.
2. Динерштейн Е.М. А.С. Суворин. Человек, сделавший карьеру. Москва, 1998. 374 с.
3. ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 77.
3A. ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 829.
4. Сотрудники Российской национальной библиотеки - деятели науки и культуры: биографический словарь. Т. 2: Российская Публичная библиотека — Государственная Публичная библиотека в Ленинграде 1918-1930. Санкт-Петербург, 1999. 704 с.
5. ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 815.
6. Древности. Труды имп. Московского археологического общества. Т. 21. Вып. 2. Москва, 1907. IV, 77, 226 с.
7. А.Н. Пыпин. Материалы к биографии / сост. А.С. Озерянский, Е.В. Степанова. Саратов, 2017. 218 с.: ил.
8. Славяноведение в дореволюционной России: биобиблиографический словарь / отв. ред. В.А. Дьяков. Москва, 1979. 426 с.
9. Макаров В.И. «Такого не бысть на Руси преже…» Повесть об академике А.А. Шахматове. Санкт-Петербург, 2000. 416 с.
10. Русские писатели 1800-1917 : биографический словарь. Т. 1. Москва, 1989. 672 с.: ил.
11. ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 862-863.
12. [Ульянинский Д.В.] Библиотека Д.В. Ульянинского. Библиографическое описание. Т. II. Москва, 1913. [783 с.]
13. Яцимирский Александр Иванович: (биобиблиографический справочник) / сост. А.Матковски. Кишинев, 1979. 109, [2] с.
14. Сотрудники Российской национальной библиотеки - деятели науки и культуры: биографический словарь. Т. 1: Императорская Публичная библиотека 1795-1917. Санкт-Петербург, 1995. 688 с.
15. ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 814.
16. Российский государственный исторический архив : путеводитель. Т. 4: фонды личного происхождения. Санкт-Петербург, 2007. 279 с.
17. Серков А.И. Русское масонство: 1731-2000 : энциклопедический словарь. Москва, 2001. 1224 с.: ил.
18. Библиографоведение: учебник для студентов вузов / О.П. Коршунов, Н.К. Леликова, Т.Ф. Лиховид ; под общ. ред. О.П. Коршунова. Санкт-Петербург, 2014. 287 с.
19. Сопиков В.С. Опыт российской библиографии / ред., примеч., доп. и указ. В.Н. Рогожина. Ч. I. Санкт-Петербург, 1904. LXXVI, 102 с.
19A. ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 813.
20. В.С. Сопиков. Опыт Российской Библиографии. - Редакция, примечания, дополнения и указатель В.Н. Рогожина. Спб. 1904: [рецензия] // Вестник Европы. 1904. № 11. С. 382-384.
21. Яцимирский А.И. В.С. Сопиков. Опыт российской библиографии. Редакция, примечания, дополнения и указатель В.Н. Рогожина. Части I и II. Издание А.С. Суворина. Спб. 1904: [рецензия] // Исторический вестник. 1905. № 1. С. 310-311.
22. Биографический словарь профессоров и преподавателей императорского Казанского университета (1804-1904) / под ред. Н.П. Загоскина. Ч. I. Казань, 1904. 552 с.
22А. В.В. Сиповский. История русской литературы XVIII в. (Опыт статистических наблюдений). I-II. С Приложениями на отд. лл. // Изв. Отделения русского языка и словесности имп. Академии наук. Т. VI. Кн. 1-я. Санкт-Петербург, 1901. С. 120-162; прил.: с. 162-165.
22Б. ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 812.
23. Петровский Н. В.С. Сопиков. Опыт российской библиографии. Редакция, примечания, дополнения и указатель В.Н. Рогожина. С.-Петербург. Издание А.С. Суворина: [рецензия] // Журнал Министерства народного просвещения. 1906. № 7. С. 164-174 (2-я паг.).
24. А.Я. [Яцимирский А.И.] В.С. Сопиков. Опыт российской библиографии. Редакция, примечания, дополнения и указатель В.Н. Рогожина. Части IV и V. Издание А.С. Суворина. Спб. 1906: [рецензия] // Исторический вестник. 1906. № 8. С. 607-608.
25. ОПИ ГИМ. Ф. 37. Д. 817.
26. Указатель к «Опыту российской библиографии» В.С. Сопикова / сост. В.Н. Рогожин. Испр. и доп. изд. Санкт-Петербург, 1908. XVIII, 253 с.
27. Яцимирский А.И. В.Н. Рогожин. Указатель к «Опыту российской библиографии» В.С. Сопикова. исправленное и дополненное издание. Спб. 1908: [рецензия] // Исторический вестник. 1908. № 3. С. 1102-1104.
28. Сокурова М.В. Общие библиографии русских книг гражданской печати, 1708-1955: аннотир. указ. Изд. 2-е, перераб. и доп. / под ред. и со вступ. ст. проф. П.Н. Беркова. Ленинград, 1956. 283 с.: ил., 1 л. табл.
29. Петровский Н. Указатель к «Опыту российской библиографии» В.С. Сопикова. Составил В.Н. Рогожин. Исправленное и дополненное издание. С.-Пб. Издание А.С. Суворина. 1908: [рецензия] // Журнал Министерства народного просвещения. 1908. № 3. С. 196-215.
30. Труды первого Всероссийского библиографического съезда в Москве 2-8 дек. 1924 г. / Русское библиографическое общество при Московском университете. Москва, 1926. 263 с.
Tags: Рогожины, библиофайлы
Subscribe

  • ***

    Где кем-то сложен натюрморт из листиков и веток, там выпал снег, теперь он мёртв. Не очень-то он меток. Снег выпал в реку - и никак не тает, что…

  • ***

    Встретятся в товарищеском матче, в мире под названием "мечта", девочка со спичками - и мальчик, что бывал на ёлке у Христа. Тишина у девочки в…

  • лесной царь (реванш-баллада)

    Под маской можно шептать стихи, никто не поймёт ни слова. Она - как молчаливые мхи в постели царя лесного. Он фыркнет: зачем это мне, царю? Но я,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments