April 25th, 2016

watashi

***

С драконом переругивался Дьёрдь.
Живые настороженно вникали.
Разборка вышла к вечеру. И дождь
не уступил усталости ни капли.
Его всепроникающий парфюм
лежал на бизнесмене и клошаре.
И, взявшись, как за поручень, за ум,
мы в лето потихонечку въезжали -
в огромное, как древний динозавр.
Из чёрных ран выламывались копья,
и нет, не тьма хлестала по глазам,
а кровь драконья.
watashi

ёукхайнен

Избалованным и захваленным я предстану перед тобой.
- По колдобинам и ухабинам я приехал на этот бой. Говорят, что моя поэзия остротою равна мечу. Я тебя переплюну весело или горько перекричу.
- Как зовут тебя?
- Ёукхайненом называли отец и мать.
- Ну, а я истуканом каменным буду глупого называть. Ты уже истукан взаправдашний в лоскутах травяных заплат. И косит изумлённой радужкой конь - грохочущий водопад.
Ты поэзией подыши ещё, мастерства наберись слегка...
- Вот спасибо тебе, страшилище под личиною старика!
Удивляешься? Не выпытывай. Просто к сведению прими. Кто я был без коры шунгитовой? Шут гороховый меж людьми. Беспокойный, трескучий маятник. Кто б не высмеял мой задвиг? Кто бы мне совершенный памятник из меня самого воздвиг?
Я хотел объясненья чёткого, но случилось наоборот. Загудело вокруг, защёлкало, хвойным комом забило рот.
- Ну-ка, сосны, мои советчики, покрошите его в харчи! Будь поэтом по-человечески, либо - трескайся и молчи. Не согласен, дурак? Ну, то-то же! Улепётывай, будь здоров. Послежизнье твоё - зародыши мошек, оводов, комаров. Ты свободен! Катись горошиной...
Я пешком зашагал назад. За спиною остался брошенный конь - грохочущий водопад. Лишь тянулось по всем прогалинам эхо, липкое, словно клей:
- Ох, непросто быть Ёукхайненом! Ох, как тяжко быть Ёукхайненом...
- Вяйнямёйненом - тяжелей!